Приветствую Вас, Гость
Главная » 2016 » Октябрь » 27 » Легко ли быть геем в России?
18:21
Легко ли быть геем в России?

Возможно, я зря так спешу... Может, правильно сделать паузу, дать мыслям оформиться в логичную структуру, позволить настоятся чувствам, дабы эмоционально-округло излить их на бумагу. Но я понимаю, что ждать нельзя: времени катастрофически мало, а потому спешу поделиться тем, что я еще не принял со спокойной очевидностью...
   
Кто-нибудь знает, почему мы так пассивны? Кто-нибудь знает, почему мой соотечественник, будь он сто раз "натурал", по натуре своего естества ПАССИВЕН? Кто-нибудь знает, почему так мало осталось людей, гордящихся тем, что родились, и выросли, и живут они в России? Кто-нибудь знает, почему даже наиболее активные и агрессивные в социальном плане люди не борятся за свои права, предпочитая неслышно и быстро слиться со средой обитания, а если это не удалось, просто откупиться от властей придержащих? Кто-нибудь знает, почему в нашей стране мы зависим от власти, а не власть зависит от нас?
   
Без ложной скромности скажу -- я отношусь к двум наиболее сильным социальным группам. Я гей, и я мигрант, приехавший в столицу из далекого (пусть и не совсем провинциального) города.
   
Как гей, я принадлежу к наиболее желанной для продавцов части потребителей, ведь мои расходы на 15-20 % вше расходов такого же как я "натурала". Я много работаю, потому как для меня потребность в самореализации -- одна из основных потребностей, я живу с другом, который тоже работает, потому как основные его потребности схожи с моими, у меня нет детей, а значит нет статей значительных расходов (таким образом, наш семейный бюджет существенно превышает средний семейный бюджет по стране). Меня уважают авиакомпания Дельта (в свое время, один из ее вице-президентов публично позволил гомофобное высказывание; в течение недели пассажиропоток упал почти на четверть, еще через неделю руководство компании принесло всем геям извинение, а вице-президент был уволен), меня с распростертыми объятиями ждет Франция (министерство туризма объявило о программе "Франция -- друг геев", одним из девизов которой является "Нас не интересует, с кем вы спите"; все ради того, чтобы геи США тратили во Франции хотя бы часть от 17 млрд. долл., расходуемых ими ежегодно на туризм и отдых).
   
Как приехавший в столицу, я принадлежу к наиболее социально и экономически активной части населения. Я выучился в мегаполисе, я адаптировался к его условиям, я получил отличную работу, я молод, я знаю чего я хочу в жизни и знаю, как этого можно достичь, я трачу деньги в столице и даю рабочие места ее жителям, мне доводилось иметь судьбу в рот, на меня обращают внимание выборные политики, меня уважают коренные жители города. Таких как я -- треть населения города, и более половины его активной части.
   
Только... все это было бы, живи я НЕ в Росии. А в России я принадлежу к группке педерастов, которые вызывают презрение и недовольство "не-педерастов", я не могу рассказать о себе родителям, я скрываю это на работе, я вынужден выслушивать оскорбления в адрес геев, напрямую меня не касающиеся (потому как говорящий не адресует их лично мне, не догадываясь, кем я являюсь на самом деле), но тем не менее, задевающие меня за живое. В своей стране я являюсь человеком без гражданских прав, потому как живу в Москве, не имея (по мнению части чиновников) на это никакого права, я вынужден временами иметь дело с милицией, не стремящейся ЗАЩИТИТЬ меня, а желающей меня "развести на деньги", я должен тратить время не на то, чтобы служить своей России (ведь моя работа -- она, пусть капля в море, но все же вклад в будущее моей страны), а на то, чтобы в очередной раз утрясать "административные вопросы".
   
И ведь знаете, что страшно? Страшно то, что численное большинство боится меня-"голубого" и меня-"лимитчика". Боится, потому как я, во многом, сильнее и лучше многих из этого большинства. Страшно то, что я понимаю: один я не могу ничего изменить.
   
Да, я принял вполне осознанное решение: я не буду регистрироваться в Москве, я при первом же удобном случае проведу время в "обезьяннике", получу на руки протокол об административном правонарушении и обращусь в суд, я приложу все усилия, чтобы посетить предвыборные "тусовки" кандидатов и задать вопросы о "лимитЕ" и "пидорах", на всех выборах я буду голосовать в избирательном участке для бомжей (но я БУДУ голосовать). И надеюсь, что я смогу все это исполнить... пусть один, но смогу.
   
Когда я бродил по Лондону, я понял, что означает "увидеть Лондон и умереть". Город, неимоверно обостряющий, расширяющий до беспредельности, выводящий за границы сознания чувство щемящего одиночества. Город, вынуждающий думать.
   
Я видел много интересного, кое что заставляло меня предпринимать попытки к пониманию природы и сути вещей. Я видел много геев. Значительно больше, чем я, возможно, увижу за всю свою оставшуюся жизнь. Но ни один из них не был ОТКРЫТ.
   
Понимаете, когда идешь по Москве, и видишь гея, достаточно дать ему понять, что ты "тоже", и возникает симпатия, пусть поверхностная, но столь необходимая. В Лондоне этого нет.
   
Сначала я несколько недоумевал по этому поводу, даже слегка переживал... Но когда я понял причину, я позавидовал этим людям, не идущим даже на поверхностный полуэмоциональный контакт с себе подобным в стране, в которой запрещена пропаганда гомосексуализма, публичные проявления гомосексуальности, спонсорство гомосексуальных пропагандистских мероприятий. Просто при наличии всех этих запретов, в Англии гей чувствует себя равноправным и защищенным членом общества. Гею в Англии совсем не зачем чувствовать единение с кем-то по принципу "с кем я проснулся сегодня".
   
В Москве же мне, порой, непомерно тепло, когда я по признакам, однажды мною описанным, вижу ПОХОЖЕСТЬ человека, потому что он такой же как я в этом враждебном к НАМ мире.
   
Но я смотрю на приближающегося парня, и понимаю: наверняка он не такой как я. Наверняка он ждет "прынца", который обустроит его жизнь, который даст ему все, взяв взамен только задницу и рот. Наверняка он не видит своего места в моей стране, а значит не хочет и не может изменить ее к лучшему. Наверняка он не ценит меня как личность, просто за то, что я -- это я. Наверняка он даже не знает, кто он есть и зачем. Наверняка он ПАССИВЕН.
   
Временами мне бывает непомерно больно от понимания: я не в силах что-либо изменить. Временами мне бывает непомерно больно от понимания: я не знаю как можно что-либо изменить.
   
Я не могу бороться за свои права. Не могу, потому как я бесправен не как гей или не-рожденный-в-Москве, а как просто житель этой страны.
   
И мне остается только бороться с тем, что "я все больше начинаю замыкаться на том, что я гей...". Я не хочу потерять трезвость и взвешенность мысли, выменяв ее на экстремизм и непримиримость.

***

С чего начать? Думаю, с зеленого чая, правильного освещения, аромокурильницы...

О чем я? О том, что быть геем -- значит многим жертвовать. Хотя, возможно, что большая часть читателей не согласится со мной. Как не соглашались со мной большинство моих собеседников в ночных клубах и на разного рода вечеринках.
   Для многих, с кем я общался, жизнь гея -- это сплошная фиеста, причем мало общего имеющая (лишь внешнюю сторону) с "Фиестой" Хэмингуэя (не люблю я его; стиль мне не нравится, проблемы понятны, но чужды... хотя, может быть, пора перечитать).
   
Так получилось, что я давно понял тяжесть одного из последствий моего "голубого" выбора: отсутствие детей. Я говорю не о биологическом отцовстве, а об отцовстве эмоциональном.
   
Я четко сказал себе, что жить с женщиной, воспитывать ребенка и иметь (как "have" и "fuck" одновременно) любовника -- это не правильно и не справедливо. Не правильно и не справедливо по отношению к женщине и ребенку, да и ко мне самому.
   
Это не честно по отношению к жене, если она не будет знать о моей эпотажности, и не справедливо по отношению к ней, если она об этом знать будет. Это безответственно по отношению к ребенку, потому как невозможно скрыть от него двусмысленность положения родителей. Это не правильно по отношению ко мне, т. к. ни что так не изнашивает психику и не обесценивает мораль, как необходимость жить по двойным стандартам, необходимость вести двойную жизнь.
   
И я сказал себе, что приложу все усилия, чтобы не жить с женщиной именно как с женщиной (вариант компаньонки, с некоторыми оговорками и натяжками, все же допустим), приложу все усилия, чтобы не воспитывать с ней ребенка, т. е. не быть ОТЦОМ.
   
Однако я не просто осознаю, от чего я отказываюсь. Я ЗНАЮ это. Для меня чрезвычайно печально то, что "счастье отцовства" -- это не просто слова.
   
И дело совсем не в том, что человеку так нужна опора на старости лет... в конце концов, нужно прожить жизнь так, чтобы иметь достойную старость (пусть не всегда это возможно в нашей стране, но об этом, возможно, потом). Дело, может быть, в этом чертовом инстинкте продолжения рода? Не знаю...
   
Да, однажды мне сказали, что усыновление (удочерение) -- вот он выход. НЕТ. Для меня усыновление -- это суть преступление перед ребенком: ведь нельзя лишать его нормальной семьи (и вопрос не в том, что "голубые" семьи для меня ненормальны, отнюдь нет; вопрос в том, что они не нормальны для РЕБЕНКА).

Bluerain

Просмотров: 249 | Добавил: dmkirsanof | Теги: Bluerain | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar